Раскрыты неизвестные детали дела «маньяка из колонии» Шипилова: единственного серийного убийцы за решеткой

0 0

Эксперты ответили на вопрос, был ли он вменяем

В советской и современной России был только один случай, когда маньяк убивал, будучи за решеткой. Сергей Шипилов, оказавшись в колонии за изнасилование, спустя несколько лет за хорошее поведение был расконвоирован — ему разрешалось покидать пределы учреждения на время выполнения работ. Один, без сопровождения (что является нарушением), за рулем ассенизаторской машины Шипилов раз в неделю вывозил из ИК отходы. По пути маньяк подсаживал незнакомых женщин, заводил в лес и жестоко убивал. Искали его долго, потому что в голову никому не могло прийти, что логово маньяка — местная колония. Фемида в 2000 году признала, что от рук Шипилова страшной смертью погибли 12 женщин, и приговорила его к пожизненному лишению свободы.

Фамилия маньяка за последнее время всплывала несколько раз. Это было связано с тем, что Шипилов признался еще в нескольких убийствах. Впрочем, сам он утверждает: «взял на себя чужое» в обмен на обещание перевести его в колонию поближе к дому (в итоге остался в той же ИК).

Как бы то ни было, до сих пор мало что было известно обо всех обстоятельствах серийных убийств, за которые садист получил свой «вечный» срок.

Обозреватель «МК» изучила историю маньяка и нашла экспертов, которые проверяли его на вменяемость.

Раскрыты неизвестные детали дела «маньяка из колонии» Шипилова: единственного серийного убийцы за решеткой

Маршрут серийного убийцы

Осенний день 2019 года. ИК №6 «Черный дельфин» для пожизненно осужденных в Оренбургской области.

«Архангельский Чикатило» (он сам так представился) сидит передо мной в клетке и рассказывает о жизни в самой страшной колонии страны. Спокойный, уверенный в себе, с грамотной речью, если не знать о его преступлениях, можно даже назвать его обаятельным (не зря его называли самым харизматичным маньяком в России). Про свои злодеяния он тогда говорил немного, но как будто гордился их уникальностью. А именно тем, что совершил большинство своих убийств, будучи на зоне. Уверял, что если бы он сам не захотел остановиться, то его бы не поймали. Забегая вперед, скажу, что это не так.

Общение с Шипиловым оставило много вопросов, ответить на которые тогда не удалось. Возможно, время пришло, чтобы сделать это сейчас, изучив все материалы дела и детали его биографии, а также поговорив с теми, кто искал и кто судил Шипилова.

Передо мной подлинные материалы дела самого необычного маньяка. И, судя по ним, выходит, что свои первые убийства Шипилов совершил еще до того, как попал в колонию, а именно — в 1996 году. В ту пору ему было 37 лет, он был женат, имел детей, трудился водителем в Архангельском морском профессиональном лицее. Прекрасный семьянин и ответственный работник.

Итак, хронология зверств маньяка.

9 апреля 1996 года Шипилов, возвращаясь домой на служебной машине, притормозил у остановки, заметив приятную женщину. Познакомились, прокатились, выпили. А после секса новая знакомая, как потом уверял Шипилов, пригрозила пойти к нему домой и все рассказать жене. В общем, он посчитал, что выхода у него не было, поскольку семья для него «дороже всего». Женщину, которой было 35 лет, он убил, от трупа избавился.

В июне (точная дата не установлена) того же 1996 года Шипилов в вечернее время заметил около магазина симпатичную 20-летнюю девушку. Притормозил, познакомился, пригласил прокатиться. Девушка села в машину, и они отправились на заброшенную ферму, где выпивали и занимались сексом. А потом она (как уверял Шипилов) пожелала прийти к нему в гости домой. Допустить такого он не мог. Когда девушка заснула, он отвез ее на берег реки, выкопал яму и… похоронил ее там, предварительно зарезав.

17 июля Шипилов у другого магазина заметил женщину и предложил прокатиться. Она отказалась, но это маньяка не смутило. Он затащил ее в салон, связал, отвез в лес, изнасиловал и убил. Женщине было 30 лет.

И вскоре Шипилова задержали. Но не за эти три убийства, а за три изнасилования. Суд установил, что в июле 1996 года он при похожих обстоятельствах избил и изнасиловал двух женщин и 15-летнюю девочку. Все жертвы на суде его опознали. Рассказывали, как он заставлял их глотать спиртное перед тем, как насиловал. Хотя он сам признался только в одном изнасиловании, а два других, по его словам, на него «повесили».

16 января 1997 года суд приговорил Шипилова к 8 годам колонии строгого режима. Отбывать наказание его отправили в местную колонию номер 42/14, расположенную недалеко от Вельска.

Конец 1990-х — в это время в российских колониях за деньги можно было все или почти все. Алкоголь, наркотики, возможность выйти за пределы учреждения — о том, как в ряде регионов подобное практиковалось, мы уже писали. Но писали и том, как плохо относятся сидельцы к тем, кто попал в их общество за изнасилование, в каком статусе они сразу оказывались.

Шипилова на зоне в касту опущенных не перевели. Вероятно, потому, что он уверенно рассказал всем про ошибку следствия. Да и вообще вел себя так, что вопросов к нему не было.

За решеткой Шипилов смог внушить доверие сотрудникам администрации. Уже через год он был официально оформлен водителем ассенизаторской машины (как он сам ее назвал — «бочка»), на которой мог выезжать за территорию в качестве бесконвойника. Вообще практика расконвоирования предполагает, что осужденный может покидать ИК, но под строгим надзором и в сопровождении сотрудника. За Шипиловым никто не надзирал, ездил он один. Вскоре он обзавелся в ИК отдельным гаражом (там хранил вещи, снятые с жертв). За хорошее поведение ему даже предоставили отпуск с посещением семьи. Объяснить все это можно опять-таки двумя факторами: природным обаянием Шипилова и тем, что в те годы в колониях на многое закрывали глаза.

И вот что стало происходить в районе Вельска.

8 декабря 1998 года около 13.00 вышла из деревни Лукинская, расположенной на окраине Вельска, и не вернулась 19-летняя вельчанка. Как потом выяснится, она села в машину к Шипилову, потому что ждать автобуса на региональной трассе было холодно и долго. Маньяк отвез ее на свалку, где изнасиловал и задушил. Забрав ее деньги, золотые изделия, он спрятал труп под кореньями в лесу.

Раскрыты неизвестные детали дела «маньяка из колонии» Шипилова: единственного серийного убийцы за решеткой

17 мая 1999 года он подсадил в машину ожидавшую автобуса женщину легкого поведения, дважды судимую и любившую выпить. Та сама согласилась отправиться в лес и добровольно, по словам Шипилова, вступила с ним в половой акт. Но, напившись, повела себя так разнузданно, что маньяку не понравилось. Он зарезал женщину, а труп закопал.

24 мая из деревни Еремино направилась в Вельск и бесследно пропала 27-летняя мама двоих малолетних детей. Потом Шипилов признался, что уговорил ее сесть к нему в машину, обещая быстро довезти до дома. Несколько часов маньяк издевался над ней в лесополосе.

11 июня 18-летняя студентка техникума, спешившая к маме, пришла на автобусную остановку в деревне Лукинская и исчезла. Как потом выяснится, Шипилов посадил ее к себе в машину, в безлюдном месте остановился, повалил ее на сиденье, насильно влил в рот около 300 граммов водки. Девушку такой объем спиртного лишил способности к сопротивлению. Шипилов изнасиловал ее извращенным способом, после чего заколол заточкой и задушил. На этот раз он поживился не только деньгами, но и гадальными картами и тремя килограммами сахарного песка.

18 июня 16-летняя жительница района, учащаяся ПТУ, выехала на учебу в Вельск и не вернулась. Как оказалось, Шипилов отвез ее в то же место, что и предыдущую жертву, влил в нее столько же водки… Эта девочка, еще подросток, стала первой, кто оказал серьезное сопротивление насильнику. Она отбивалась как могла и даже выдавила ногами лобовое стекло машины.

27 июня 35-летняя мама четырех детей приехала в райцентр, в местном фотоателье сделала фото на паспорт, затем посетила центр занятости, должна была добраться до отделения местных электросетей, но более ее никто не видел.

22 сентября исчезла 50-летняя местная жительница, которая отправилась днем на дачу. Ее изуродованное тело нашли в кустарнике за овощехранилищем.

24 сентября пропала 44-летняя жительница близлежащей деревни — отправилась в Вельск, чтобы продать молоко, и не вернулась.

Пропажа еще двух женщин была установлена позже, а точные даты их убийств до сих пор не известны (Шипилов давал на этот счет разные показания), но произошли летом того же года.

Всех жертв объединяло то, что они собирались куда-то ехать и шли к автобусным остановкам.

5 июля 1999 года следователь прокуратуры Архангельской области Сергей Пескишев (ныне — судья в отставке) вынес постановление о возбуждении уголовного дела «по материалам проверок по фактам исчезновения женщин в городе Вельске». В общественных местах были расклеены фото пропавших, их приметы, обстоятельства исчезновения. Прокурор Вельского района Александр Карманов (сегодня — заместитель председателя суда Ненецкого автономного округа) в этот же день принял решение о создании следственно-оперативной группы. Первое предположение — действует банда похитителей женщин. Но потом все же следствие пришло к выводу, что преступник один. Сергей Пескишев вспоминает, что установить его личность удалось далеко не сразу. Останавливали все машины на дорогах, отслеживали маршруты. Изучали данные обо всех ранее судимых, в том числе за изнасилования, проживавших в Архангельской области. Тщетно. А потом вдруг осенило — колония! А что, если преступник оттуда?!

Раскрыты неизвестные детали дела «маньяка из колонии» Шипилова: единственного серийного убийцы за решеткой

Сначала допросили другого осужденного за изнасилования, отбывавшего наказание в ИК. Причем, судя по всему, допрос был с пристрастием. А уже потом решили присмотреться к Шипилову. Обратили внимание, что у Шипилова недавно при странных обстоятельствах оказалось выдавлено стекло в кабине грузовика. Проверили — это произошло в день исчезновения одной из без вести пропавших… В гараже зэка нашли вещи, которые принадлежали убитым.

Особенно отпираться Шипилов не стал, слишком много улик нашли следователи.

Следователю Пескишеву начал давать подробные признательные показания, показав, где расправился с женщинами и захоронил их тела.

— Он прекрасно ориентировался на месте и в числе прочего указал место захоронения жертвы, о которой ранее нам не было известно. Родные сообщили, что она не раз уезжала без предупреждения и в милицию они не обращались.

Преступник спокойно делился всеми подробностями содеянного. Рассказал, как отработал технику, приемы, в считаные минуты заставляя жертв проглотить припасенную им водку. Пояснил также, что первый приговор побудил его действовать безжалостно. Мол, за изнасилования все равно осудят, а так и опознавать некому. Отметил, что, узнав о поисках причастного к исчезновению женщин, менял маршруты движения и на время затаился. У убитых забирал деньги и ценные вещи.

Говорил, что нападал, желая изнасиловать, но знал, что судьба жертвы предрешена…

В ходе расследования удалось установить, что наручные часы, кольцо и другие ценные вещи, снятые с жертв, убийца подарил своим родственникам.

Как зверь сам себя изучал

Шипилова отправили на судебно-психиатрическую экспертизу в Архангельский региональный центр. Здесь его личность изучали на протяжении месяца. И что интересно — сам он проявлял активного участия в исследовании, задавал врачам вопросы в духе: «А зачем я все это делал?» и «Что со мной не так?»

И правда — что?

Шипилов в семье был старшим из двоих детей. Мать умерла, когда ему было всего 7 лет. Воспитывали Сергея и его сестру дед и отец. Оба выпивали, причем дед был довольно агрессивным, «гонял всех». Спустя 5 лет отец женился на женщине, у которой было двое детей от первого брака.

Рос и развивался Сергей Шипилов, не отставая от сверстников. До 8-го класса учился хорошо, практически без «троек», занимался боксом, интересовался техникой, любил копаться в двигателях, читал соответствующую литературу.

В детстве у Шипилова была экзема, и в 7-м классе одна из одноклассниц отказалась от его предложения дружить с ним по этой причине, причем высказалась в грубой форме.

После окончания школы в 1976 году он поступил в ПТУ, где учился хорошо, занимался в секциях классической борьбы, участвовал в городских соревнованиях. Потом работал экскаваторщиком. В армии дослужился до сержанта, начальника радиационного центра. Возвратился домой, женился, как он сам выражается, «по любви». Родились трое детей.

Супруга была во всех смыслах идеальной — никогда не пила, дом содержала в порядке и чистоте. Но главное, что они, по словам Шипилова, «подходили по характеру друг другу».

Следствию жена рассказывала, что за все время брака с ней Сергей грубого слова ей не сказал, руки не поднял, а был добрым и заботливым, принимал активное участие в воспитании детей, помогал с домашними делами. Идиллия, одним словом.

Тогда что было не так?

По словам Шипилова, ему не хватало разнообразия в сексе. Он стал смотреть эротические фильмы и обращать больше внимания на других женщин.

Будущий маньяк очень много времени уделял тому, чтобы хорошо выглядеть. Впрочем, приятная внешность и отличная физическая форма были не самым главным его оружием. Шипилов нравился женщинам прежде всего своим спокойствием, уверенностью, подкупал их улыбкой и внимательностью. Он, как им казалось, излучал благополучие. Заговорить с таким и даже сесть к нему в машину (тем более ассенизаторскую, то есть не частную, а явно принадлежащую предприятию) казалось совершенно безопасным.

Сестра Шипилова на допросе характеризовала его как человека общительного со всеми, но особенно с женщинами. Она так и сказала: «У брата определенное умение обольщать».

Однажды архангельский обольститель заразил жену нехорошей болезнью. Оба лечились, но сильно на их отношения это не повлияло.

Из характеристик с мест работы:

«В 1985–1987 гг. работал шофером на фабрики мягкой мебели в городе Архангельске. Отмечается профессионализм, умение строить деловые отношения. Спокойный, уравновешенный, выдержанный. Нарушений трудовой дисциплины не было».

«С 1988 года работал в совхозе шофером. Показал себя трудолюбивым, на работе замечаний не было».

«С 1995 по 1996 год работал плотником-бетонщиком в строительной фирме «Консул». Со своими профессиональными обязанностями справлялся успешно, нарушений трудовой и производительной дисциплины не допускал. В коллективе пользовался заслуженным авторитетом; характеризовался спокойным, уравновешенным человеком, хорошим семьянином. Изначально быстро влился в коллектив, любил пошутить, был рассудительным человеком».

Кстати, бывшие коллеги рассказывали следствию, что хоть Шипилов и выпивал, но его характер в эти моменты не менялся, в опьянении он не становился агрессивным, всегда контролировал свои действия.

С марта по август 1996 года Шипилов работал в ПТУ им. Орешкова мастером производственного обучения и по совместительству шофером. В производственной характеристике отметили: «Показал себя квалифицированным, дисциплинированным и исполнительным специалистом, в отношениях с окружающими был общительным, тактичным».

По словам жены, когда Шипилов работал в ПТУ, он чаще выпивал, приходил домой навеселе, а иногда не ночевал.

Эксперты провели десятки тестов в поисках серьезных отклонений у маньяка. Но ничего не нашли. Напротив, отметили интеллект и память, коммуникабельность, правильно расставленные приоритеты. С учетом семейного благополучия и общей удовлетворенности жизнью казалось почти невероятным, что у него были мотивы убивать. Вот что нам рассказал эксперт, который участвовал в исследовании:

— Относительно случившегося с ним пояснял следующее: где-то с начала 1990-х годов сексуальные отношения с женой ему наскучили, поэтому стал искать более острых ощущений «на стороне». Первые связи со случайными женщинами не принесли в его сексуальную жизнь заметной новизны. И лишь когда в 1996 году склонил к половому акту прямо в автомашине понравившуюся ему женщину, испытал особое удовлетворение. И с тех пор стал активно знакомиться на дороге, подбирать «голосовавших». Утверждал, что два первых убийства был вынужден совершить из-за угроз женщин поставить в известность жену о его связях «на стороне». Заверял, что эти первые половые акты совершал по обоюдному согласию и лишь в третьем случае, когда женщина неожиданно нагрубила ему, стала угрожать разоблачением, он прибег к физическим действиям с целью «успокоить ее» и в этот момент ощутил «какой-то прилив, дрожь по всему телу». Утверждал, что все последующие убийства совершал исключительно из-за «риска получения аналогичного ощущения». Говорил, что у него двойственное отношение к женщинам: так, к близко знакомым всегда доброжелательное, а к незнакомым, как и в случае со своими жертвами, он почему-то бывает груб и даже жесток. Еще добавлю про двойственность. С одной стороны, Шипилов воспринимал женщин как безвольных, непостоянных, наивных существ, с другой — как труднодоступных, самоуверенных (и ассоциировал с розой: «красива, но колется»).

Раскрыты неизвестные детали дела «маньяка из колонии» Шипилова: единственного серийного убийцы за решеткой

Садист говорил, что как такового сексуального желания якобы часто даже не возникало, главное было «посадить женщину в машину и чтобы никто не видел». Интересно, что половой акт перед убийством называл «последняя дань женщине».

— Центральное место в иерархии жизненных потребностей Шипилов отводил счастливой семейной жизни, — продолжает эксперт. — Говорил, что женщины лучше своей жены не нашел, что чужая хороша только до того момента, как добиваешься, а «потом появляется чувство вины перед женой, и бежишь обратно».

И все же… Сколько мужчин регулярно изменяют своим женам, но не становятся при этом серийными убийцами. Вероятно, в случае с Шипиловым дело в ранней потере матери и ненависти к пьющим женщинам, которых приводил в дом отец. Эксперты пришли к выводу, что у Шипилова была сильная психологическая зависимость от жены. Он не мог ей даже перечить. И потому одним из главных мотивов совершения преступных деяний, согласно выводам специалистов, было желание самоутвердиться в мужской роли, освободиться от психологической зависимости от женщин.

— После каждого совершенного деяния Шипилов испытывал чувство вины. Он признавался, что «пытался себя обуздать, проезжал мимо стоящих на дороге женщин», «не всех женщин насиловал, ряд вызывавших симпатию отпускал». И замечу, что практически все преступления проходили по заранее обдуманной, стереотипной схеме, где был подготовительный этап: преступник приобретает алкогольный напиток, заранее убрана внутренняя ручка дверцы автомашины со стороны жертвы. Шипилов привозит жертву в безлюдное место, много с ней говорит, чтобы успокоить. Однажды одна из жертв, увидев знакомого, отказалась ехать с Шипиловым, и тот не стал настаивать. То есть очевиден рациональный подход. А уже в моменты насилия и убийства он себя не считал нужным контролировать.

Комиссия вынесла вердикт: «выявленные признаки расстройства личности (психопатии) экспансивно-шизоидного круга не достигают патологического (болезненного) уровня, не сопровождаются какой-либо психотической симптоматикой.

Шипилов при совершении противоправных действий осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и руководил ими. Следует считать ВМЕНЯЕМЫМ».

«Казните меня, если можете»

Суд был закрытым. Но зал заполнили потерпевшие. Несчастные родители, дети, мужья… Сестра убитой им в 1996 году девушки, тело которой нашли в том месте, которое он указал после задержания, обратилась к суду с просьбой приобщить ее выступление в прениях в письменном виде.

Из протокола судебного заседания: «Мне чрезвычайно тяжело находиться рядом с подсудимым и давать ему повод для ощущения удовольствия от страданий потерпевших в зале суда».

До этого на заседаниях она вспоминала сестру с нежностью и любовью, подчеркнув, что та на «отлично» защитила диплом, обладала чуть ли феноменальными физико-математическими способностями, изучала языки, мечтала иметь семью, жила с родителями и всемерно о них заботилась: «То, что случилось с ней… Мы даже не могли представить! Три с половиной года мы жили в постоянной депрессии, но надеялись на чудо… Мы знали, что она ответственный человек и не могла исчезнуть просто так, утром, по дороге на работу. Я вновь погрузилась в депрессию, ознакомившись с материалами дела, не делилась подробностями с родителями, им такого не пережить.

А ведь нас таких 12 семей…»

Судья Архангельского областного суда Геннадий Преблагин (скончался совсем недавно) вспоминал, что за все годы судебной работы это громкое дело для него являлось самым сложным для понимания:

— Как можно было представить, что маньяк уже отбывает наказание? Он совершал жестокие, тщательно продуманные преступления, действовал безжалостно. Причем со временем усовершенствовал методы расправы.

В суде Шипилов вел себя безмятежно, сожаления не проявлял, ни в чем не раскаивался. Считал себя нормальным человеком, хотя и просил назначить экспертизу в институте имени Сербского: у меня, мол, все в порядке, но интересно, отчего я такие преступления совершаю, почему тянет меня. Внешность имел располагающую, внушающую доверие.

Не погнушался обвинить родных жертв в том, что, требуя компенсировать причиненный моральный вред, они преследуют меркантильные цели. А сам снимал с жертв украшения и дарил родственникам.

25 октября 2000 года суд назначил Шипилову пожизненное лишение свободы. А еще по 100 тысяч рублей компенсации каждой потерпевшей семье.

Но «архангельский Чикатило» не согласился и приговор обжаловал.

— В кассационной жалобе осужденный Шипилов указывал, что приговор якобы вынесен под влиянием общественного мнения и является необъективным, — пояснил сотрудник Верховного суда. — Своей вины он не оспаривал, однако считал, что суд необоснованно отказал ему в проведении повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы в институте им Сербского (а компетентность архангельских поставил под сомнение). Писал, что не учтено его активное содействие следствию и то, что его показания являются фактически единственным доказательством виновности. Шипилов указал, что добровольно отказался от адвоката и рассчитывал на применение к нему исключительной меры наказания. В связи с этим он не соглашался с пожизненным лишением свободы, просил или назначить смертную казнь, или дать конкретный срок, чтобы он имел возможность работать и возместить иски потерпевшим (в те годы в колониях ПЖ не было производств. — Авт.).

Верховный суд Российской Федерации 12 марта 2001 года оставил назначенное наказание — пожизненное лишение свободы — без изменений. Убрал только из квалификации два эпизода с кражей мелкого имущества стоимостью меньше МРОТ. Отказал ВС и в повторной экспертизе.

А Шипилов все эти годы находится в «Черном дельфине». Когда там появилось швейное производство, он не стал работать (чтобы выплачивать иски потерпевшим, как обещал). Дал понять, мол, не мужское это дело — шить.

Близкие его навещают (дети с внуками даже приезжали), посылки присылают. Но жизнь в «Черном дельфине» суровая настолько, что тут «даже демоны учатся молиться». И вот Шипилов не так давно стал писать явки с повинной. За два убийства его даже осудили, дали наказание в виде девяти с половиной лет лишения свободы (но с учетом его пожизненного срока это не имеет значения). А он сам потом признался: взял не «свое» в надежде, что его вывезут в другую колонию, ближе к месту жительства семьи. Не вывезли, обманули, сетовал он. Сделки с маньяками вещь сама по себе спорная, и тут никаких гарантий ни одна сторона не дает.

После истории с Шипиловым в колониях долго никого не расконвоировали. И даже спустя много лет, когда практику вернули, за каждым бесконвойником установили особый надзор. Если же осужденный выезжал на машине, то только в сопровождении сотрудника и под контролем системы спутниковой навигации.

А история Шипилова — про банальность и даже обаятельность зла. Оно маскируется под личиной внимательного, заботливого добряка, который в лесной чаще оборачивается зверем. И все ради «охоты».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.