«Дьявол, которого пока не знаем»: штамм коронавируса «Пирола» обеспокоил генетиков

0 0

Вакцин от «свежих» вариантов COVID-19 пока нет

Заболеваемость ковидом в стране начала стремительно расти. По данным главы Роспотребнадзора Анны Поповой, сейчас регистрируется по 35–36 тысяч случаев инфицирования ежедневно, однако эксперты советуют смело умножать эту цифру минимум на 10. Большинство людей болеют с легкими симптомами и даже не обращаются к врачу, а тем, кто обращается, пройти тестирование предлагается в редких случаях.

При этом эксперты Роспотребнадзора никакой трагедии в происходящем не видят и даже не советуют прививаться. Тем временем все опрошенные «МК» эксперты уверены: причина в том, что в стране просто нет вакцины.

"Дьявол, которого пока не знаем": штамм коронавируса "Пирола" обеспокоил генетиков

О распространении SARS-CoV-2 сегодня сообщают из разных точек планеты. Пока доминирующие позиции держит вариант «Эрис» (EG.5), это уже 14-я доминирующая линия вируса с начала пандемии. «Эрис» пришел на смену «Арктуру» (XBB.1.16) и привел к ухудшению эпидемической ситуации в странах Северного полушария с июля», — рассказывает врач, эксперт лабораторной диагностики Александр Соловьев.

При этом влияния «Пиролы» (рекомбинанта BA.2.86, которую Всемирная организация здравоохранения определила в список «вызывающих беспокойство») мир ощущать еще не начал. Хотя ее доля постоянно растет и в некоторых странах (Дании, Франции, Англии) уже достигла уровня в 10%. По мере распространения «Пирола» продолжает совершенствоваться, приобретая дополнительные мутации. Например, появился ее вариант JN.1 — еще более устойчивый к антителам после вакцинации или предыдущих инфицирований. Многие вирусологи считают, что JN.1 еще наведет шороху. А новые подварианты «Пиролы» HV.1, HK.3 и JN.1 называют «дьяволом, которого мы пока не знаем».

В России пока выявляют «Арктур» и «Эрис», однако уже встречается и «Пирола». «А дальше все будет зависеть от новых вариантов — JN.1 и других мутантов», — считает Соловьев.

Как поясняет известный генетик из США Дмитрий Прус, опасения насчет новой группы штаммов основаны не столько на способностях исходной «Пиролы» распространяться и обходить иммунитет, сколько на ожидании ее дальнейшей эволюции: «Простора для эволюции там очень много и потому, что S-белок «Пиролы» получился высокофункциональным (отлично связывается с рецептором ACE2, а это дает запас прочности против ухудшения работы белка после мутаций), и потому, что в этом S-белке уже много необычных замен (а значит, внутренне совместимыми со структурой белка могут оказаться необычные новые мутации, которых в природе еще не существовало из-за несовместимости с предыдущими версиями). И доказательство тому не заставило себя долго ждать: «Пирола» уже приобрела ранее невиданную мутацию L455S, которая была несовместима со структурами S-белков предыдущих типов «Омикрона» (и получился тот самый штамм JN.1. — Авт.) У самых эффективных штаммов сегодняшнего дня эта позиция тоже подверглась недавней мутации. Причина такого давления эволюционного отбора хорошо известна. Последние из антител против ранних «Омикронов», которые все еще продолжали помогать против «Кракена» этой весной, относились к «классу I» антител. «Класс I» стал единственным хорошо оборудованным рубежом обороны, но вирус не мог не прорвать его. И «Пирола» совершила этот прорыв своим собственным уникальным и выигрышным образом. Оказалось, что мутация L455S не ослабляет, а даже еще больше усиливает функцию белка и при этом создает максимально устойчивый против иммунитета штамм из всех вариантов вируса. Какие следующие шаги теперь нам предложит эволюция вируса? Возможности неисчерпаемы…»

Тем временем в России в вакцинации больше смысла не видят, о чем сообщила глава Роспотребнадзора Анна Попова. «Странное заявление Поповой о том, что риски COVID-19 низкие и поэтому вакцинация не предлагается в этом сезоне, — комментирует Александр Соловьев. — Рост заболеваемости, госпитализаций и смертность от COVID-19 не в счет, видимо. Почему нельзя сказать честно, что нет вакцины? И как потом объяснять людям, что надо вакцинироваться, когда появится новый бустер? Увы, такая двойственная политика по отношению к профилактике инфекционных заболеваний порождает недоверие к вакцинации в целом».

Как рассказал «МК» специалист в области молекулярной биологии, доктор биологических наук профессор Константин Северинов, вакцин, защищающих от циркулирующих вариантов коронавируса, в стране сейчас действительно нет. Вирус эволюционирует в сторону уменьшения узнаваемости антителами от предыдущих заболеваний и вакцин. В России зарегистрированы вакцины лишь против первого, уханьского варианта. Против нынешних вариантов вируса они не работают. Утверждение о том, что современные варианты вируса менее опасны, чем исходные варианты, в целом верное. Однако они все равно могут быть смертельными для людей, находящихся в группе риска, и запас доказанно работающих вакцин необходим.

В США «Пфайзер» и «Модерна» в середине прошлого года поменяли вакцины под «Омикрон», они используются и сегодня. У нас варианты «Спутника», направленные против «Омикрона», были разработаны к прошлому лету и производились в Институте Гамалеи небольшими сериями, включая назальную форму. Но в производство они не пошли, так как процедура их одобрения затянулась. Когда одобрение будет получено, потребуется уже другая вакцина. Получается дурная бесконечность. Я последний раз вакцинировался в прошлом августе назальной вакциной «Спутник». Сейчас заразился ковидом, заболевание протекает гораздо легче, чем когда я болел «Омикроном» в феврале 2022-го после двух доз стандартного спутника и двух доз «Пфайзера». Врач прописал триазовирин, но я предпочел от него воздержаться».

Дмитрий Прус рассказывает, что сегодняшние лидеры из семейства «Эриды» и «Пирола» неплохо нейтрализовались сыворотками привитых новой американской вакциной: «Исходя из этого я и сам привился. Но большинству из нас тяжелое течение болезни и так, конечно, не грозит, это уже не 2020 год. Тем, кто болел в последние месяцы, прививка сейчас вряд ли улучшит защиту. В таких случаях иммунная система уже и так начала настраиваться на более современные штаммы, чем зимне-весенний XBB.1.5, на котором основана вакцина. Через полгода или больше иммунная защита станет ослабевать, но к тому времени может стать понятнее, продолжает ли сегодняшняя версия вакцины защищать от новейших штаммов. Так что тогда и надо будет обдумывать решение».

Тем временем SARS-CoV-2 продолжает распространяться все быстрее. И контроль над распространением вируса по мере его эволюции затрудняется. Последние исследования показали прогрессирующее сокращение инкубационного периода и серийного интервала, что может приводить к более высокой пиковой заболеваемости. Если первые штаммы ковида имели инкубационный период в 5,2 дня, при «Дельте» он сократился до 3,9 дня, «Омикроне» — 3,2 дня, а варианте «Омикрона» ВА.5 — до 2,3 дня. «Вирус эволюционирует, как и предполагалось — в сторону способности оставлять больше потомства. То есть снижая степень тяжести заболевания и учась обходить пути защиты. Вижу это по себе: «Омикроном» я болел тяжелее, чем сейчас», — говорит Константин Северинов.

Но некоторые ученые в нынешней пандемии видят новую фазу развития человечества: на фоне того, что борьба с инфекционными болезнями перестала быть приоритетом в мире, SARS-CoV-2 выпущен из-под контроля. В современном мире вирусы распространяются гораздо быстрее, чем столетия назад, и опыт этой пандемии показал, что опасные новые патогены не будут сдерживаться. И с этой точки зрения наше будущее не выглядит радужным.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.