Чернорабочая семьи Тарковских: сестра Марина не дожила четыре месяца до 90-летия

0 0

Долгие годы билась за появление семейного музея

Не стало Марины Тарковской – писателя, исследователя, дочери выдающегося поэта Арсения Тарковского, младшей сестры кинорежиссера Андрея Тарковского. 3 октября ей исполнилось бы 90 лет.  

Чернорабочая семьи Тарковских: сестра Марина не дожила четыре месяца до 90-летия

В последнее время она тяжело болела и уже не вставала. У нее было тяжелое онкологическое заболевание, поразившее мозг. За Мариной Арсеньевной ухаживала дочь Екатерина.

В июне в Иванове состоится кинофестиваль «Зеркало» им. Андрея Тарковского. Уже без нее. Его открытие традиционно пройдет в Юрьевце, где сохранился дом, в котором Марина и Андрей Тарковские провели свои детские годы во время войны. Марина Арсеньевна любила там бывать и многое сделала для сохранения памяти своего великого рода. Там она училась в школе. Теперь в  их доме работает музей, и каждый посетитель обращает внимание на портфель. С ним Марина ходила в школу. 

В 1943 году с мамой и братом она вернулась в Москву, где  окончила школу и филфак МГУ, работала корректором в издательстве, как когда-то ее мать и героиня Маргариты Тереховой в «Зеркале» Андрея Тарковского, а потом  стала редактором. Марина Арсеньевна написала книги: «Осколки зеркала», «Арсений Тарковский: судьба моя сгорела между строк», «Воспоминание об Андрее», «Теперь у нас новый адрес», «О Тарковском. Воспоминания в двух книгах». Всю жизнь она посвятила наследию брата и отца. 

Ее покойный муж – кинорежиссер и писатель Александр Гордон — был  однокурсником  Тарковского во ВГИКе и написал о нем несколько книг.  Его  не стало в 2020 году, и это подкосило Марину Арсеньевну. Они были дивной парой, дополняли друг друга. У них был уютный и гостеприимный дом. Александр Витальевич  принимал участие во всех делах своей жены, а когда-то и в озвучивании  «Ностальгии» и «Жертвоприношения» Тарковского. В  студенческую пору они  с ним сняли короткометражки «Сегодня увольнения не будет» и «Убийцы»  по Хемингуэю, где Тарковский сыграл посетителя бара и жертву преступления. В давней картине Гордона «Сергей Лазо» на молдавской киностудии Тарковский снялся в роли белогвардейца, но эпизод с ним изрезали. 

Многие годы Марина Арсеньевна боролась за то, чтобы появился в Москве музей «Дом Тарковских» на Щипке. Обещаний было много, но ничего не было сделано для их реализации. Теперь уже и дома нет. 

Казалось, что после 80-летия со дня рождения Андрея Тарковского все состоится, поскольку решился главный вопрос восстановления дома. А длилась эта история к тому времени 20 лет. Марина Арсеньевна рассказывала в нашем интервью: «Все началась во времена, когда во главе Союза кинематографистов стояли Элем Климов и Андрей Смирнов. Тогда вынесли постановление о создании музея в 1-м Щиповском переулке (теперь он называется Щипковским). Деньги выделили большие, но пришла перестройка, деньги у Союза кончились, и дом оказался в ведении районной управы, его сдали в аренду, а потом снесли. Теперь предполагается создание не просто музея Тарковских, а культурного центра Замоскворечья с кинозалом, библиотекой, видеотекой. Восстанавливать мемориальные комнаты нет смысла, поскольку были они скромно обставлены, каждая по 10 кв. метров. В двух таких комнатах и жила наша семья. Может, надо выделить какую-то часть под сохранившиеся вещи…

Когда наши родители поженились, они жили в небольшой комнате, где после моего рождения, с двумя детьми, оказалось тесно. Папа был поэт, ему требовалось уединение. Тогда мы переехали в 1-й Щиповский переулок. Эти две маленькие комнатки и стали домом Андрея».  

Марина Арсеньевна говорила, что прожила суровую жизнь, и называла себя чернорабочей семьи Тарковских. «Всю жизнь я кому-то служила, — сказала она в нашем разговоре. — При этом работала. У  меня была семья,  миллион дел. И мама больная лежала, требовала постоянного внимания. Было очень трудно». 

Она все время о ком-то заботилась и раскаивалась. «В 1979 году умерла мама, и это было очень тяжело. Потом ушли Андрей и папа. Всегда ощущаешь вину перед близкими, особенно перед мамой. Она в этой квартире, где мы с вами находимся, два года лежала парализованная после двух инсультов. Но все равно думаешь: чего-то не додала, чем-то обидела. Это мучает. Андрей как-то спросил, почему я не прихожу в его дом. Разговор был тяжелый. Я ответила,  что его жена мне чуждый человек и я туда пока ходить не могу. Не пошла на сближение, и сейчас об этом жалею. Ну, что мне стоило сказать: «Да, Андрей, я с удовольствием к тебе приду, буду дружить с твоей женой». Но во мне тоже силен тарковский характер. Хотя папа сказал мне, что у Андрея может быть сколько угодно жен, но брат у тебя один. 

Я — человек очень замкнутый, и Андрей был таким. У нас были встречи без особых излияний и проявлений братских или сестринских чувств. Конечно, об этом приходится только сожалеть. Хотя я нахожу какие-то приветы от Андрея в его фильмах. В «Ностальгии» жена героя очень на меня похожа. Для «Соляриса» Андрей искал актрису, напоминающую меня. Это очень дорого, поскольку Хари воплощает идею совести героя. Так что в глубине души у Андрея были ко мне теплые чувства. Я в этом не сомневаюсь».

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.