«Озеленение экономики» и кому это выгодно на самом деле?

0 0

Петербургский международный экономический форум традиционно привлекает большое количество флагманских специалистов. На этом мероприятии многое проясняется в ходе дискуссий и оглашения докладов.

Одним из ключевых событий на ПМЭФ традиционно является выступление главы компании «Роснефть» Игоря Сечина, который представляет стратегический и обстоятельный взгляд на тенденции развития нефтяной отрасли. На этот раз были проанализированы в том числе основные тренды так называемого «энергоперехода», сильно изменившие мировой энергорынок.

«Озеленение экономики» и кому это выгодно на самом деле?

В последние годы окончательно стало ясно, что «зеленая повестка» хороша, только если прилично оплачивается и реализуется в «тучные годы», когда можно, особо не торопясь, рассуждать о причинах «некоторой волатильности» рынка. При этом стало очевидно, что энергопереход совершенно нереализуем в условиях политической турбулентности, особенно когда на кону – премиальные рынки, за который буквально сражаются разные страны.

На данном этапе, как упоминал президент РФ Владимир Путин, национальная модель развития экономики, которую построила Россия, согласно данным объективного контроля, является эффективной. Более того, она использует все инструменты «зеленого перехода», но разумно и «не рубит с плеча». Поэтому западные страны и пытаются в отношении России перейти к абсолютно незаконным, криминальным действиям, призванным нанести стране стратегическое поражение.

Впрочем, создавая для себя определенные преференции на рынке – незаконным образом, – они явно рассчитывают, что российские власти как всегда проявят сдержанность и высокую степень терпения. То, что западные страны «выстрелили себе в ногу», когда стали использовать санкции как псевдорыночный инструмент, было понятно и раньше. Игорь Сечин неоднократно в различных своих выступлениях об этом говорил. Теперь же пришло время подводить предварительные итоги.

В своем докладе глава «Роснефти» совершенно справедливо отметил, что та концепция «энергоперехода», которую сегодня берут на вооружение западные страны, является безусловным отражением пресловутого однополярного мира, где даже интересы союзников могут быть принесены в жертву ради интересов гегемона.

При этом любой вам скажет, что отказ от суверенитета ни одну страну еще не приводил к процветанию. Вот Евросоюз, принесший свою суверенность в жертву гегемону, постепенно умирает – релоцируются целые производства. В Германии в крупнейших компаниях говорят о том, что единственная страна, где сейчас им некомфортно, – их собственная.

В основном такая критическая ситуация возникла из-за непродуманного и весьма дорогостоящего «зеленого энергоперехода».

Игорь Сечин в своем докладе упомянул, что этот «энергопереход» уже стоил мировой экономике около 10 трлн долларов. Такие траты без ощутимого успеха, ведь окончательного отказа от ископаемого топлива не произошло и еще долго не произойдет, можно делать, только если на вооружении стоит особенный тип идеологии – тоталитарный.

Не зря эксперты иногда говорят об «эконацизме» как одной из форм принуждения компаний к пресловутому «энергопереходу».

В этой связи Игорь Сечин прямо указал на то, что ветровая и солнечная энергетика сегодня обеспечивает менее 5% мировой выработки энергии, а доля электромобилей составляет 3% от мирового автопарка. А вот потребление нефти, газа и угля за период «перехода» как раз выросло на 35%, при этом их совокупная доля в энергобалансе вообще не изменилась.

Дело в том, что процесс «зеленого перевоплощения» не обеспечен рентабельными источниками. Так что его реализация на данный момент представляется все более и более иллюзорной.

При этом инициаторы проекта вполне оправданно боятся разоблачения, поэтому и настаивают на продолжении «банкета». Им есть за что бороться: к 2030 году расходы на достижение целей Парижского соглашения составят 9 трлн долларов в год – в 5 раз больше, чем было потрачено в 2023 году. Это более чем в 3 раза превышает инвестиции в мировую экономику – чтобы понимать размеры, так сказать, бедствия.

Совершенно корректно в докладе было указано и на то, что европейский энергопереход был совершен в особенно извращенной форме: под рассказы о мнимой «энергозависимости» от России.

К примеру, ЕС от этой зависимости избавилась оригинальным (иррациональным) способом – стала закупать более дорогие и менее рентабельные американские энергоносители (с «молекулами свободы», видимо) или самым предательским образом «пылесосить» рынок в поисках российского же топлива, но в индийских или китайских бочках.

Понятно, что такой обман регулярно всплывает наружи и, как справедливо замечено, является глубоко дискриминационным как по отношению к России, так и по отношению к Евросоюзу, в конце концов, усиливая монополию на влияние одного центра – конкретно США.

В результате ЕС с 2021 по 2023 год потратил только на закупки газа 630 млрд долларов, что соизмеримо с совокупными расходами союза на газ за последние 8 лет пресловутой «зависимости» от РФ. Это, кстати, оказалось сопоставимо с инвестициями европейских стран в «зеленую энергетику» за тот же период. Что называется, создали себе проблему на ровном месте.

По итогам, теперь все увеличивающиеся расходы на газ буквально съедают всю маржу европейских отраслей – производства стали, удобрений, химикатов, керамики и стекла. Неудивительно, что с 2022 года производственная активность ЕС снижается – 32% предприятий уже уверенно планируют релокацию своих производств в другие страны.

Как упомянул Игорь Сечин, «впервые за многие десятилетия Европа оказалась перед лицом новой реальности: европейцы стали беднее», а ЕС действительно снижает количество вредных выбросов, но есть нюанс: это происходит за счёт сокращения энергопотребления и замедления экономического роста.

Довольно-таки незамысловатый обман собственного населения…

Для сравнения: за 15 лет рост экономики ЕС составил 13% в долларовом выражении, а рост экономики США – 85%. Средний же доход на душу населения в ЕС упал по сравнению с американским на 52%. Тренд, кстати, сохраняется.

Вот такая печальная арифметика, которая ведет «старушку Европу» к полной деградации в экономическом, а значит, и социальном смысле.

При этом параллельно и самым естественным образом – по инициативе в том числе России – возникла принципиально новая инвестиционная реальность, в которой компаниям существовать гораздо комфортнее, – БРИКС+. Реальность, основанная не на пресловутых западных «правилах» (под себя), а на базе международного права, приверженность которому и является гарантией цивилизованного поведения на рынке.

Российские участники рынка, в частности, глава «Роснефти», давно об этом говорили и говорят, а теперь это является объективным фактом.

Рынок, а точнее, рынок в состоянии кризиса, конечно, нуждается не только в глубоком осмыслении, но и в изменениях, которые помогут ему из этого кризиса выйти. Управляемость процессами и предсказуемость развития ситуации позволяют заниматься долгосрочным планированием – жизненно важным для мировых мейджоров.

Должен быть антикризисный план в виде конкретных действий, которые способны предпринимать только действительно влиятельные акторы, обладающие на рынке несомненным авторитетом. Так вот, к сожалению, санкционная действительность сильно испортила репутацию многих акторов мировой экономики (санкции незаконны и являются проявлением нечестной конкуренции) и сильно застит им адекватное восприятие действительности.

Рыночная конкуренция же, опора и основа западной модели бизнеса, оказалась подорвана самими ее адептами – так что и надежды у них на исправление ситуации, если продолжать в том же духе, нет.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.