Что ждать от майского указа президента: удвоение МРОТ, индексация пенсий, снижение бедности

0 0

Экономист Зубец: «В долгосрочной перспективе все мы умрем, но перед этим будем жить долго и счастливо»

Президент Путин, после официального вступления в должность в прошлом месяце, подписал новые майские указы. Эти указы начиная с 2012 года стали своеобразной традицией, задающей социально-экономический курс страны на очередной президентский срок. Среди основных задач, сформулированных указом 2024 года — снижение уровня бедности и сокращение неравенства доходов в стране. В указе также сказано, что минимальный размер оплаты труда (МРОТ) к 2030 году должен вырасти до 35 тыс. рублей в месяц. Получится ли достичь поставленных социальных целей, «МК» рассказали эксперты: кандидат экономических наук, доцент РЭУ им. Плеханова Людмила Иванова-Швец, директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Алексей Зубец и доктор экономических наук, профессор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов.

Что ждать от майского указа президента: удвоение МРОТ, индексация пенсий, снижение бедности

«Продолжительность счастливой жизни — 60 лет»

— Подписанный президентом Путиным новый майский указ на первое место ставит устойчивое социальное развитие страны. Как в связи с этим в стране обстоит дело с ключевыми экономическими показателями, характеризующими уровень жизни населения: бедностью, МРОТ, прожиточным минимумом, среднедушевыми доходами?

Иванова-Швец: — У России наблюдается положительная динамика большинства этих показателей. Идет снижение уровня бедности, снижение социального расслоения, а также неравенства в доходах. Имеет место повышение качества жизни. Если мы будем сравнивать показатели нашей страны с другими государствами, например с западными странами, то по некоторым показателям мы также выигрываем. Резюмируя, скажу, что благодаря разумной социальной политике государства те социальные проблемы, которые существовали 20 и даже 10 лет назад, постепенно решаются.

Зубец: — Я бы не стал столь оптимистично говорить о положении дел в нашей стране. Российские показатели бывают хуже тех, что есть на Западе. Но при этом согласен, что положительная динамика налицо. Действительно, сегодня мы живем в России лучше, чем когда бы то ни было за всю ее новейшую историю. Если сравнивать показатели социально-экономического развития и человеческого капитала с тем, что было в 2014 году (это лучший докризисный год), — по многим показателям россияне живут лучше.

Сафонов: — Если мы берем среднедушевые доходы населения, то с 2013 года они у нас выросли в 2,7 раза. Это достаточно большой прирост. По поводу денежных доходов: в 2006 году в России 15,2% населения жили на доходы ниже границы бедности. По итогам 2023 года страна вышла на показатель 8,5%. Что касается такого чувствительного социального показателя, как официально регистрируемый уровень безработицы, то он колебался где-то в районе 1,2–1,5 млн человек в год. На сегодняшний день мы имеем количество зарегистрированных безработных (тех, кто получает пособие по безработице) порядка 300 тыс. человек. Более показательной является динамика снижения общего уровня безработицы: с 4–4,9% (10 лет назад) до 1,9% (на сегодняшний день). Правда, это создает проблему дефицита кадров, но тем не менее факт остается фактом: сокращение безработицы — в разы. Теперь о пенсиях. В России ежегодно индексируются выплаты пенсионерам. Здесь все прозрачно: последняя индексация была на 7,5%, в 2025 году предполагаются две индексации. Кстати, впервые в практике социального страхования в индексацию включат доходы от тех резервов, которые имеет Социальный (пенсионный) фонд. До этого ни разу ни с чем подобным мы не встречались. Там суммы не очень большие, но тем не менее это примечательный факт, что даже резервы, которые размещаются на банковских вкладах, приносящие доходы, будут направлены на повышение пенсионного обеспечения.

Зубец: — Хочу в свою очередь остановиться на некоторых показателях качества жизни. Первый — это индекс человеческого развития, который считается ООН. Года 3–4 назад Россия вошла в число стран с очень высоким уровнем человеческого развития (группа из 50 стран наиболее развитых в мире). Это первый показатель, который доказывает, что мы действительно прогрессируем. Второй показатель, который мы считаем в Финансовом университете, называется «годы счастливой жизни». Это доля людей, довольных своей жизнью, умноженная на продолжительность жизни. Этот показатель исходит из того, что цель каждого человека в жизни состоит в том, чтобы прожить максимальное количество лет и при этом быть счастливым. По этому показателю у нас результат не очень хороший: около 60 лет средняя продолжительность счастливой жизни россиянина. Мы в нижней половине мирового рейтинга. Но при этом за последние два года этот уровень начал быстро расти. Во-первых, у нас увеличивается средняя продолжительность жизни. С другой стороны, резко увеличилось количество людей, которые довольны своей жизнью, которые счастливы. Можно долго рассуждать, откуда такие положительные настроения берутся, но тем не менее это факт. Еще один показатель, который важен для понимания того, что происходит в реальности в стране, это численность среднего класса. Это количество людей, которые своим трудом зарабатывают себе на нормальную жизнь. Обычная численность среднего класса в нашей стране порядка 15–16% от всего населения. Когда начались кризисные явления, после 2014 года, численность среднего класса в России снизилась до 10–13%. Последние замеры, которые мы делали в прошлом году, показывают, что показатель вырос до 22%. Такое было до 2014 года, в лучшие времена, и вот страна снова вышла на этот уровень.

«Побороть бедность можно за один день»

— Давайте конкретно пройдемся по майскому указу. В целях по социальному обеспечению значится снижение неравенства в доходах. Доля населения, проживающего ниже границы бедности, к 2036 году должна составить всего 5%. Напомним, что по итогам 2023 года уровень бедности составлял 8,5%. Получится ли достичь поставленной цели и каким образом?

Иванова-Швец: — Это вполне реализуемо. Другое дело, каковы статистические процессы и методики подсчета. Если ставится задача повышения МРОТ к 2030 году, то это уже подтягивание показателей выхода за черту бедности. Именно за счет этого снизится неравенство в доходах. Также надо учитывать, что повышение МРОТ, снижение уровня бедности — это то, что зависит от социальной политики государства. Можно сколько угодно призывать работодателей сокращать разрыв между доходами граждан, но это все-таки в большей степени политика государства. При этом давайте помнить, какая в России разница в оплате труда производственных работников и руководящих. Она всегда различается в разы в пользу последних. А если говорить о мировой тенденции, то есть страны, где этот разрыв небольшой. И это стало возможным благодаря социальной ответственности бизнеса и эффективной социальной политике государства. Объявив о повышении МРОТ, государство сделало важный социальный шаг, и наверняка мы заметим, как подтягиваются за этим показателем все зарплаты. Но надо учитывать, что бизнес не безграничен в своих возможностях.

Сафонов: — В самом указе предусмотрено несколько инструментов, связанных с тем, как будет реализовываться данная стратегия. К 2030 году у нас МРОТ должен увеличиться до 35 тыс. рублей, по сути — на 184%. Даже если предположить, что у нас случится невероятно высокая инфляция, все равно МРОТ перекроет ее значение. МРОТ в России всегда является базовой расчетной единицей в системе оплаты труда. От нее придется отталкиваться всем работодателям, то есть пересчитывать все тарифные ставки, которые основываются на минимальном размере оплаты труда (это касается и бюджетных учреждений, и коммерческих организаций). Ну и, безусловно, у нас есть инструменты, заложенные в действующем законодательстве, такие как программа индексации пенсий, социальных пособий, которая ежегодно реализовывается. В этом контексте будет происходить постепенное увеличение уровня жизни и повышение заработной платы работников — ну и, соответственно, доходы семей будут расти.

Зубец: — Все цели, которые содержатся в майском указе, можно разделить на две группы. Первая — это простые цели, которые легко достигаются при наличии бюджетных средств. Вторая — это группа целей, которых сложно добиться даже при наличии больших бюджетных средств. Так вот относительно второй группы у меня есть серьезное сомнение, что эти цели будут достигнуты. Это, например, демография. А если мы говорим о снижении уровня бедности, то с бедностью можно побороться в течение одного дня. Как? Можно выпустить постановление правительства, указ о повышении МРОТ, зарплат бюджетников и пенсий выше какого-то уровня. Доведите их до уровня минимальной оплаты труда, до 30–40 тысяч рублей, и бедности не будет уже завтра. Были бы деньги у правительства. Задача борьбы с бедностью очень проста: есть деньги — мы поборем бедность, нет денег — не сможем побороть. Пока денег в достаточном количестве нет, но, как говорится, «вы держитесь». До того времени, когда деньги будут.

— В целом, с учетом выбранного государством курса, на какую социальную поддержку могут рассчитывать граждане, проживающие за чертой бедности?

Иванова-Швец: — На самом деле поддержка малозащищенных слоев населения — это прерогатива государства. Но это именно поддержка, а не решение всех финансовых проблем таких семей. Отрадно, что в этих программах содержатся направления, которые стимулируют выход семей с детьми из-за черты бедности. Например, оплата обучения, выдача субсидий на создание собственного дела, выдача средств для ведения личного подсобного хозяйства. Это все способы стимулирования населения для того, чтобы не просто жить на пособие, а улучшать свою жизнь.

Зубец: — Недавно попались на глаза данные соцопроса: как рождение ребенка влияет на уровень жизни семьи? Казалось бы, логичный ответ — понижает: женщина не может работать, семья живет на зарплату мужа, доходы падают… Но тем не менее у нас довольно большое количество людей считают рождение ребенка фактором, который повышает уровень жизни. Это значит, что даже те небольшие пособия, которые предоставляет государство, — это серьезное подспорье, особенно для малообеспеченных семей с детьми.

«У нас бедность — с детским лицом»

— Обращает на себя внимание то, что большинство мер соцподдержки в первую очередь ориентировано на семьи с детьми. А как быть с другими социально уязвимыми категориями — например, с пенсионерами? Могут ли они в обозримом будущем рассчитывать, скажем, но разовые выплаты или на индексацию пенсий работающим?

Зубец: — Почему пенсионеры поддерживаются в меньшей степени, чем семьи с детьми? Потому что в нашей стране, к сожалению, бедность — с детским лицом. Каков типичный портрет тех, кто живет за чертой бедности? В половине случаев это многодетная семья (может быть даже, где один из родителей отсутствует) с невысоким доходом. Поэтому в России действительно есть акцент на поддержку детей. А еще поддержка семей с детьми — это рождаемость, это будущее страны. При всем уважении к пенсионерам, будущим страны они точно не являются.

Сафонов: — Проблема индексации пенсий работающим пенсионерам — очень сложная, дискуссии по этому поводу ведутся уже долгие годы. Пока государство воздерживается от такой индексации, имея в виду, что работающий пенсионер имеет два источника дохода: пенсию и заработок. Это и является основанием, которое пока препятствует тому, чтобы в этой части что-то поменялось. Но утверждать, что старшее поколение у нас выпадает из системы государственной поддержки, было бы неправильно. На протяжении 24 лет пенсии для неработающих пенсионеров, которых у нас десятки миллионов, всегда индексировались — либо по уровню инфляции, либо даже выше. Существует обязательная гарантия, что если пенсия оказалась в силу каких-то причин очень низкой, она доводится до прожиточного минимума в РФ. Это, конечно, не очень большие деньги. Но тем не менее такой механизм позволяет социально защитить лиц старшего поколения.

— Большое внимание в майском указе уделяется индексации минимального размера оплаты труда. Но ведь сам МРОТ касается сравнительно небольшого числа людей. Может, стоит подумать о каких-то других, более масштабных зарплатных решениях?

Иванова-Швец: — МРОТ, если брать официальную статистику, касается около миллиона человек, которые получают зарплату на минимальном уровне. Что можно еще предложить, сказать сложно. Ведь рост зарплат — это прежде всего прерогатива работодателя. Но, учитывая тот факт, что в России у 30% трудящихся работодателем является государство, то речь прежде всего может идти об индексации зарплат в бюджетном секторе.

Зубец: — На самом деле за МРОТ в нашей стране почти никто не работает. 16–18 тысяч рублей — нет таких зарплат. В России работают за зарплаты от 30 тысяч и выше. А все, кто на бумаге получает один МРОТ, фактически работают в «серой зоне». МРОТ и, соответственно, налог с него выплачивается официально, а все остальное в конверте. Поэтому, когда правительство повышает МРОТ, это в основном борьба с «серой» занятостью, попытка заставить работодателей платить более-менее нормальные подоходные налоги. Здесь решаются две задачи одновременно: с одной стороны — борьба с бедностью, а с другой — уход от «серой» занятости.

— Какие социальные новации может инициировать новое правительство и как они отразятся на жизни обычных граждан?

Иванова-Швец: — Все задачи правительства прописаны в майском указе. Скажу, что я бы добавила в программу. Первое — это снижение дифференциации на региональных уровнях, выравнивание зарплат бюджетников в сфере образования, здравоохранения во всех регионах страны. Наверное, не очень корректно, когда учитель, условно говоря, в Петрозаводске получает в 5 раз меньше, чем учитель в Москве, при такой же или даже большей нагрузке. Мне кажется, что на государственном уровне на это стоит обратить внимание.

Сафонов: — Цели, которые были продекларированы в майском указе президента, являются комплексными и затрагивают разные стороны жизни человека. Помимо обеспечения минимальных социальных гарантий (то есть повышения МРОТ, индексации пенсий, пособий) важный момент — это структурные изменения экономики и, в частности, рынка труда. И еще один аспект касается качества жизни: деньги должны распределяться равномерно по всей территории страны, а не скапливаться только в столице. Также сделан акцент на повышении доступности образования и медицины.

Зубец: — Я надеюсь, что нас ждет счастливое и благополучное будущее, и завтра мы будем жить лучше, чем вчера. Ну а если говорить о долгосрочной перспективе, то не хочется никого расстраивать, но все мы умрем. Но перед этим, я надеюсь, мы будем жить долго и счастливо.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.